Две «Химеры» отечественной рок-музыки

«Есть такая группа «Химера». Говоря эту фразу, меломаны с разным культурным бэкграундом вынуждены уточнять, какую группу они имеют ввиду. Удивительная штука получилась в русском роке. Два совершенно отличных друг от друга по культурному содержанию десятилетия: девяностые и нулевые. Два города-столицы: Москва и Санкт-Петербург, чьи «рок-н-рольные сцены» негласно соперничали между собой. Два пласта музыкальной культуры, которые условно можно именовать «мейнстрим» и «андеграунд». И две «Химеры», полярно отличающихся друг от друга. Между этими группами нет почти ничего общего кроме название, да и то, как утверждает сайт ныне действующего московского коллектива, названия не идентичны, а лишь созвучны.

 
Две «Химеры» отечественной рок-музыки.
 
 

Лет восемь тому назад, когда я ещё не занимался музыкальной журналистикой и лишь постигал некоторые «потаенные» уголки отечественной рок-культуры, я наткнулся в интернете на песню «Агония» в исполнении группы «Химера». Группа исполняла музыку в духе русского хэви-металла, закономерно похожую на «Арию», но чуть-чуть интереснее. Попавшаяся мне запись датировалась 2005 годом. Металлом я тогда интересовался, и мне захотелось подробнее узнать, что это за коллектив. Однако, при поиске информации в интернете и аудиозаписей ВКонтакте возникла путаница. Вдруг оказалось, что группа с названием «Химера» играет совсем другую музыку, «живет» в другом городе и точно не могла ничего выпустить в 2005 году, так как к этому моменту уже не существала, а её лидер покинул этот мир. Переслушав много записей, изучив информацию и проведя небольшое собственное расследование, я установил наличие в российской рок-культуре двух «Химер». Первая: Санкт-Петербургская андеграундная группа «Химера», одна из самых нестандартных групп отечественной рок-сцены, существовавшая в 1990 – 1997 годах. Вторая команда из Москвы является представителем, так называемой, «арийской семьи» и играет музыку на стыке хэви-металла и индастриала. Образовался коллектив в 2002 году. Во избежание путаницы московские музыканты приняли решение писать своё название ХимерА, принципиально настаивая на большой букве в конце слова.

Перепутать эти группы можно только если ты не знаешь ни одной из них, как и было со мной на этапе «знакомства». Аудиально и культурно они не сопоставимы вообще. У коллективов разные фанатские базы, и, как верно замечал менеджер московской команды с заглавной «А» на конце Влад Васильев, группам совершенно нечего делить. Поклонники или знатоки творчества одной «Химеры», как правило, не знают о другой. Но вот в чем загвоздка. При встрече двух меломанов, слушающих разную музыку, их общение о группе «Химера» может напоминать разговор «слепого с глухим».

Если бы не название, эти группы никогда не попали бы в одну статью, и я вовсе не собираюсь их сравнивать, делать это глупо и бесполезно. Объединить их в одном материале я решил по двум причинам. Во-первых, чтобы в очередной раз избежать «путаницы», когда люди придут читать не про ту команду, про которую хотели бы. Во-вторых «полярность» творческого облика данных коллективов позволяет показать разные грани русской рок-культуры, совершить экскурс по разным жанрам и эпохам в рамках разноликой и многогранной отечественной рок-музыки.

Ленинград-Петербург, начало 90-х.

Культурологи часто называют это время эпохой «культурного вакуума», в том числе и для российского рока. Цой умер в физиологическом смысле этого слова. Советский Союз начал «трещать по швам» и в конечном итоге распался. Стало очевидно, что рок-музыка уже не может быть прежней. Однофамилец утратившего свои полномочия руководителя страны – журналист Александр Горбачев назвал этот период временем «Песен в пустоту». Тогда заявили о себе региональные сцены и локальные явления, ныне объединенные общим термином «рок-андеграунд». Всё громче и громче звучал голос сибиряков, уже с середины 80-х активно творящих «за гранью» русского рока и каких-либо жанровых ограничений вообще. На окраине Москвы в спальном районе Коньково запели грязный «экзистенциальный панк», тусовку окрестили «формейшн», центральной фигурой в ней стал Борис Усов и его «Соломенные Еноты».

Вторая столица – мощнейший центр развития русского рока, знаменитый своим легендарным «рок-клубом» – исчезла с карты страны, в сентябре 1991 года город снова стал Санкт-Петербургом. Центр «рокерской» тусовки сместился. На смену «Ленинградскому рок-клубу» пришли небольшие неформатные организации – клубы-западного образца. Первым и самым известным подобным заведением в Питере стал «Там-Там», со сцены которого «вышли в массы» многие известные группы. В описанных исторических реалиях начался творческий путь музыканта Эдуарда Старкова, также известного под псевдонимом Рэтд. Группа заявила о себе как раз в «там-тамовской» тусовке и разительно выделялась своей необычностью. Рэтд прослыл человеком с «особым мировоззрением», его называли «безумцем» (в хорошем смысле этого слова). Группа стала одной из тех, кто своим появлением обозначил «парадигму безнадежного поиска» в условиях меняющейся системы координат. Он стал «голосом безвременья», которое закончится ровно тогда, когда закончится «Химера».

 
Две «Химеры» отечественной рок-музыки.
 

Эдуард Старков – мой земляк, уроженец поселка Калевала Республики Карелия. Образы родины отразились в его творчестве, у группы есть песня, одноименная названию родного села. Как петрозаводчанин я просто не могу не заострить на этом внимание.

 

 

Калевала – это не только поселок, но и народный эпос, главная гордость карельской культуры, к которой так или иначе прикасаются многие, кто хоть как-то связан с нашим краем. Но песня группы «Химера», судя по тексту, именно о родине, а не о глубинах карельского фольклора. На эпос тут ничего не намекает. Центральный образ – озеро Куйто, на котором стоит поселок. О нём Эдик вспоминал в интервью, рассказывая о детстве:

«У меня было счастливое детство. Я жил на берегу озера, которое называется Куйто. Это три озера. Я жил на Среднем Куйто. Было ещё Нижнее Куйто. Я бывал и в Нижнем Куйто, и в Верхнем Куйто»

Семья Эдуарда часто переезжала, ему довелось пожить в ряде населенных пунктов Карелии. Подростком, вместе с родителями из карельской глуши он перебрался в соседнюю Ленинградскую область, в город Выборг, где осел и начал писать первые песни, создавать любительские коллективы. На календаре 1990 год. Эдик снова переезжает – в ближайший крупный город, пока ещё именующийся Ленинградом. Здесь рождается группа «Депутат Балтики» – прямой предшественник будущей «Химеры».

 

 

С этим коллективом он выступает в доживающем свои дни «Ленинградском рок-клубе». На фоне агонии Советского Союза в самом конце 1991 года рождается «Химера». Это очень символично, учитывая название группы и мощный «энергетический взрыв», необузданный музыкальный порыв, подаренный ею отечественной культуре.

Молодой парень в фартуке на голое тело – таким запомнился «странный» по современным меркам внешний облик человека, ставшего лицом и голосом коллектива, выступающего на фоне “обугленных” стен “Там-Тама”.

 

Музыке этого коллектива нельзя дать жанровых определений, в ней есть и психоделия, и панк, и «альтернатива», можно вспомнить и пресловутый западный термин «инди». Но ничего этого в привычном понимании в такой музыке не было, на неплодородной почве канувшего в бозе «совка» стало прорастать что-то особое, неприкаянное, «эзотерическое» и до определенной степени парадоксальное. Эти глубинные процессы и засвидетельствовал своим творчеством Эдуард Старков – один из ярчайших музыкальных летописцев «недр русской рок-культуры» той эпохи. В многообразном пространстве еле-еле признанного советского рока громко дал знать о себе неформат, хотя бы потому что представления о формате уже не было, или ещё не было.

 

История «Химеры», ярко ворвавшейся на питерскую сцену, оборвалась трагично в день «Защитника отечества» в 1997 году. 23 февраля было обнаружено бездыханное тело Рэтда. Он покончил с собой.

 

 

Трагичный финал – закономерный финал для многих музыкантов, особенно на переломе эпох, особенно для поколения, которое «так и не нашло себя». Критики указывали, что творчество Рэдта стремилось к преодолению «границ реальности». Его уход, с одной стороны, был закономерным, как бы странно это не звучало, но, с другой стороны, неожиданным и странным для поклонников и коллег по рок-тусовке. Старков был одним из тех, над кем витала тень «ранней смерти», он неоднократно говорил о суициде и поднимал эту тему в своих песнях. «Повесится прямо на сцене», – такой финал концерта описывал он, финал концерта как финал жизни, как итог «творческой беспризорности», в которой музыканту многое удалось сказать.

Москва, нулевые

Многое изменилось. Рок всё больше и больше сближается с коммерцией, страну охватывает «рокопопс». Вовсю орет «Наше Радио», открывающее новые имена и не забывающее про ветеранов. Большие перемены переживают мэтры отечественного хэви-металла – группа «Ария». Коллектив лишается своего голоса – Валерия Кипелова, который уходит в сольное плавание, создавая проект «имени самого себя». За 30-лет своего существования из недр «Арии» вышло уже немало коллективов, и под брендом этой группы даже возник продюсерский центр и лейбл, продвигающий российскую тяжелую музыку. На его базе и была взращена ещё одна «Химера». Есть такой товарищ Александр Елин -поэт песенник, который умудрялся писать тексты как для «Арийцев», так и для «Фабрики звезд» и различных деятелей эстрады и рока. Он же проявляется и на продюсерском поприще. Такая компромиссная фигура, каких в культурном пространстве нового века появилось не мало. Они обособляли себя от поп-культуры и в то же время были погружены в неё по уши. Под крылом Елина в 2002 году начала свой путь новая команда.

 
Две «Химеры» отечественной рок-музыки.
 

 

Надо ли говорить, что группа задумывалась и рождалась как изначально коммерческий проект. Здесь ощутима тонкая грань, развенчивающая известный стереотип. Коммерческий – не значит плохой, низкопробный или вторичный. И «ХимерА» как раз это подтверждает. Группа-то получилась достаточно добротной и даже интересной для определенного круга лиц, на которых она и была рассчитана.

Создав новую группу в нише хэви-металла, в нашей стране нужно решить две важные задачи. С первой сталкиваются все музыканты – придумать интересное, соответствующее стилю, образу и «духу сцены» название. Но есть ещё и вторая – попытаться не быть похожими на «Арию». Это получается не у многих. Не знаю, почему, но большая часть российского хэви-металла для меня «арийским духом пахнет», что само по себе ни хорошо, ни плохо. Это просто состоявшийся факт.

Но начнем разговор всё-таки с названия. ХимерА – вполне подходящий вариант для «металл-вывески», который устроил всех. Надо отдать должное группе. Как утверждают причастные к коллективу, они промониторили своё потенциальное название на предмет «регистрации» за кем-то другим. И опростоволосились, ничего не найдя. Можно предположить, что роль сыграла дистанция между пластами музыкальной культуры. Тусовка так называемого «андеграунда» живет немного по другим законам. А интернет, ставший верным способом охватить всю культурную палитру, тогда ещё, видимо, не был так сильно развит. К тому же прошло несколько лет с того момента, как другой «Химеры» уже не существовало. Группа преспокойно жила себе под выбранным именем, стала выпускать синглы и пластинки. Спустя три года существования, как раз в тот же год, когда вышла пластинка «Агония», ставшая яркой запоминающейся работой, в адрес группы посыпались нелицеприятные высказывания, обвинения и негодующие возгласы. Они исходили от любителей творчества питерской «Химеры». Москичи стали рассматривать вариант смены названия, но отказались от такого пути решения проблемы по двум причинам. Во-первых, коллектив в столице уже знали как «Химеру», и смена называния не ликвидировала, а только усилила бы путаницу. Ведь уже было издано немало записей под выбранным названием, появление другой группы с теми же музыкантами только усложнило бы понимание того, кто есть кто. Во-вторых, музыканты посчитали, что пойдя на попятную, они вряд ли отделаются негатива в свой адрес. Так поступают те, кто умышленно «спер» и кого «спалили». А в данном случае просто произошло недоразумение. Название им нравилось, и полностью подходило к творческому облику группы. Более того, слово «Химера» многозначное и трактовать и понимать образы, сокрытые за ним, можно по-разному. Культурные и творческие различия между этими коллективами позволяют считать, что между их именами есть только «лингвистическое» сходство. Группа ультимативно закрепила за собой название «ХимерА» и очень трепетно относится к написанию. Во всех договорах, записях и статьях отслеживается «правильность написания». На своём журналистском пути я лично сталкивался с коллективом и общался с его участниками на тему названия, поэтому знаю, о чем говорю.

Переходим ко «второй задаче» – твореческий облик и оригинальный почерк группы.. «ХимерА» позиционирует себя, как Industrial Heavy Metal группа, называя свой жанр «новым словом в российской тяжелой музыке». По крайней мере, таковым оно считалось на момент создания коллектива, замышлявшегося «нестандартным» и «выделяющимся» металл-проектом. При этом стиль и образ группы получились культурно-детерминированным. То есть, даже если рассматривать задумку как эксперимент, то он облачен в знакомые и привычные рамки. Построение своего творческого почерка на сочетании и интерпретации знакомых концептов – путь опасный, заставляющий балансировать на грани банальности, но при грамотном и интересном подходе он часто оказывается успешным. Как раз такой вариант демонстрирует нам «ХимерА».

 

 

Давайте подумаем, какая металл-группа является самой популярной у российского слушателя?». Очевидно, что в числе лидеров оказываются две команды. Об одной из них мы уже говорили – это «Ария». А вторая – немецкие звезды «Rammstein». А что же будет, если смешать «арийский» хэви и «рамштайновский» индастриал в музыке одной группы? Уже при одном взгляде на постеры и обложки альбомов группы «ХимерА» можно подумать, что перед нами как раз такой эксперимент. Но при первом знакомстве с творчеством группы подобная «гибридизация» не показалась столь очевидной. На полноформатнике «Агония» индастриал чувствуется, но он играет скорее “оформительскую роль”.. Диск получился хэви-металлическим и при этом местами самобытным, показывающим попытки найти свой путь в рамках «понятной ниши». А вот в позднем творчестве индустриальноси уже больше.

 

 

Грань раннего и позднего творчества в данном случае определяется превратностями творческого пути и разницей в звучании между двумя полноформатными альбомами, выпущенными коллективом за 18 лет истории. Следующий после «Агонии» студийник «Деньги делают Деньги» появляется лишь в 2017. В длинном временном промежутке между ними выходили лишь синглы и EP.

 

Дело в том, что коммерческая ориентация сыграла с группой злую шутку и, утонув в творческих противоречиях, они в 2006 году ушли в небытие, а в 2012 вновь вернулись уже в новом составе, собранном руководителем Владом Васильевым. История группы отражает вполне характерную для российского металла музыкальную чехарду и миграцию персонажей в рамках одной тусовки. При всем довлеющем арийском почерке, который висит над тусовкой как Дамоклов меч, подобная тенденция дает возможность для разноликости и многовариантности музыкальных решений в рамках одной группы-бренда.

 

Альбом показал, что коммерчески-ориентированное начало, причастность к «арийскому миру» и заявленная в жанре гибридизация «Арии» и «Раммштайна» не навредили группе, а в результате пошли только на пользу. Группа не стала очередной «унылой русской хэви-группой».

 

 

Музыкальная палитра второго альбома разнообразна настолько, насколько это возможно в предлагаемых условиях. Группа показала нам разные грани русского хэви-метала: от индустриального скрежетания на фоне жесткого риффа до почти поп-рокового звучания и риффов, граничащих с альтернативой в духе модерн-метала.

Из свежих работ команды можно вспомнить сингл «Психопат где-то рядом», вышедший осенью прошлого года и отражающий характерные черты музыки коллектива на современном этапе.

У двух коллективов, выбравших для себя в качестве названия разные варианты слова «Химера», свой путь и своё место в музыкальной культуре. У них разный подход к музыке и соответственно разные критерии оценки и уровни понимания творчества. Они не соперники и не оппоненты, и даже не совсем коллеги.

Поклонникам обеих групп просьба компромиссно и с пониманием отнестись к музыке другого коллектива. Материалы канала, в том числе и эту статью, я создаю не для того, чтобы с кем-то спорить и чего-то доказывать или оценивать. Одной из задач является репрезентация, осмысление и интерпретация различных образов в музыкальной культуре, и обе группы очень примечательны в этом плане.

Данный материал не преследует цель предоставить исчерпывающую информацию и не претендует на истину высшей инстанции.

Источник

This entry was posted in СМИ. Bookmark the permalink.

Комментарии:

Комментарии отключены.